Тренировка спецназа стрельба

Тренировка спецназа стрельба

Как правильно организовать обучение сотрудников спецподразделений стрельбе? Вопрос этот очень важен, — убеждён наш автор,— ведь от эффективности подготовки в боевых условиях будет зависеть жизнь бойцов.

Практическая стрельба — лучшая тренировка для спецназа

Подача материала

Как подать материал для изучения? Этот вопрос сейчас занимает очень многих моих коллег — инструкторов по стрельбе. Ведь у наших подопечных своя, причём весьма разнообразная, специфика работы и своё жизненное пространство. Есть подразделения полиции, есть элитные части МВД, есть оперативники, которым тоже иногда приходится применять оружие, есть спецназ «Антитеррора», есть диверсанты, они же разведчики. И естественно такое структурное многообразие повлекло за собой появление различных «школ» в стрелковом деле, и как следствие — серьёзных противоречий между ними.

Этот раскол наиболее ярко стал заметен только с недавних пор. Те, кто продвинулись в стрельбе сейчас, это, как правило, «практики». С их лёгкой руки практическая стрельба завоёвывает регион за регионом. Чему лично я — рад. И не скрываю. Как базовый курс для подготовки она идеальна. Но, к сожалению, толковых инструкторов, и, тем более, пособий по ней не так уж много.

Мною перерыто множество отечественных источников, но все они в плане практической стрельбы ограничиваются описанием каких-то жутко странных действий: «..сместитесь вправо, и вот уже нападающие выстроились в цепочку, мешая друг другу. Вы без труда перестреляете этих горе-вояк….». Очевидно, это написал либо профан, либо больной человек в бреду. Или вот ещё отрывок из книжки для снайперов — «…в непосредственной близи с противником, чтобы "пукнуть" без звука, надо одной рукой оттянуть одну из ягодиц в сторону….». Хочется спросить автора, а практическая стрельба-то тут причём? Или вот совет из пособия для спецподразделений — «…взгляд исподлобья, глаза прищурены, зубы стиснуты, играешь скуловыми жевательными мышцами…». Круто! Вот только если это сделать, то, я думаю, ни у кого не останется сомнений в твоих намерениях — может прозвучать выстрел, до того как ты закончишь двигать «желваками». А в бою, какое лицо ни делай, — граната взорвётся, пуля прилетит. В общем — картина маслом. У каждого свой взгляд. И у меня тоже.

Отправная точка

То, от чего отталкиваюсь я при подготовке своих слушателей, это инстинкты и реакция организма на стресс. Я считаю, что это и есть отправная точка для любой тренировки, в ходе которой отрабатываются навыки, пригодные для боя.

Инстинкты не поддаются никаким тренировкам. Их невозможно «наработать» или «поставить». Их невозможно «включить» и «выключить» в тот момент, когда надо остаться живым, или продолжить командовать, или просто выполнять свою боевую задачу. Они всегда включатся, хотите вы этого или нет. И если реакция организма у вас, мягко говоря, не соответствует тем задачам, которые перед вами поставили, то, скорее всего, задание вы провалите.

Вот вам пример

Дано: Оцепленный адрес. В адресе духи. Снаружи — вы. Вам надо войти досмотреть. Что там внутри, вы не знаете. Им надо прорываться и уходить.

Почему, когда половину дома уже сложили БТРы, «они» все равно идут в прорыв, и бывает частенько, что прорываются? Вопрос простой. И ответ тоже — жить хотят. Всё правильно, несмотря на раненых и убитых, их организм пытается спасти себя.

Тогда второй вопрос. Почему люди, у которых на плечах наколоты разные устрашающие картинки и бравые лозунги, попав под «раздачу», выбегают из этих адресов, как зайцы? Иногда, кстати говоря, тоже бросив раненых. Хотя каждый получил задачу — при сопротивлении уничтожить. Почему не выполняете? Что ж это вы?

Я, конечно, утрировал ситуацию, и прошу меня извинить, если кого обидел, но сделал я это лишь для того, чтоб стало понятно, что если на плече у вас наколото «Рожден убивать» или «Если не я, то кто?» — это ещё ничего не значит. Боевая подготовка начинается не с наколки на могучей руке, а с психофизиологии. В кабинете у врача.

Однако вернемся к задаче.

Духи выбегают — прорываются — хотят жить. Мы выбегаем — тоже хотим жить. Всё правильно. Так бывает. Вот это и есть инстинкты. Это и есть реакция организма на стресс. И как ни старайся, как ни тюнингуйся и ни тренируйся — «включатся» они, и побежишь, как миленький. И я побегу, который пишет, и ты, который сейчас это читает. Мы-то, на работе. А вот «они» — нет.

Я никому не открою секрет, если скажу, что, например в Аргуне в 2002-2004 гг. средний возраст «душка» был до тридцати лет. В 14-16 лет у многих из них за плечами значилось по пять-восемь нападений на федералов. А мы в таком возрасте ещё только мечтаем поступить в Рязанское училище на «десантника». У них чутьё — «чуйка», как они говорят, а у нас информация и не всегда достоверная. Вот и куролесим.

Есть, однако, и другие схемы поведения при стрессе. Я знаю человека, который два раза забегал в комнату на выкат гранаты, из которой её выкатывали, и добивался положительного результата. Видел бойцов, забрасывавших назад выброшенные под ноги «эфки». Разговаривал со щитовиками, закрывавшими группы от гранат и пуль. У этих людей совсем другие инстинкты, и серьёзный боевой опыт. Таким, очевидно, самое место в спецназе, они для этого подходят.

К делу

Так как же организовать занятия по стрельбе, чтобы заставить инстинкты работать за бойца, а не против него? С чего начать? С самого начала с хвата — выхвата короткоствола.

Первое, что имеет смысл «наработать», это выхват, а уж только потом правильный хват оружия. Звучит нелепо, но это так. В бою хвата вообще не будет. Будет судорожное хватание. Извлечения такого, каким мы его привыкли видеть на соревнованиях, — тоже не будет, будет выдергивание оружия. У тех, кто работает по адресам, — основная работа с длинностволом, следовательно, они возьмутся за пистолет только в случае отказа основного оружия. Теперь представьте накал эмоций в этот момент. В такой ситуации об академичности исполнения говорить не приходится. И выхватом это назвать нельзя, это переход на короткий ствол. Очень быстрый и резкий. Будет рывок, из застегнутой кобуры, и мгновенное открытие огня ещё до того, как руки встретятся для формирования хвата у груди.

В связи с этим, кобура должна позволять выдергивать оружие, будучи даже застегнутой, пусть лучше она выйдет из строя, но пистолет окажется в руках. Крепить её нужно жёстко, чтоб она не тянулась до подмышки, когда у вас не будет времени на расстегивание. Она не должна срываться с ремня вместе с пистолетом при резком выхвате. Ну и наконец, крепить кобуру нужно всегда на одном и том же месте, привычном для вас. В разгрузке. При скрытом ношении. На тренировке. И по возможности, это должна быть одна и та же кобура.

То, что вместо грамотного выхвата будет именно рывок, я вам гарантирую. Я, сам лично, как-то раз выдёргивал магазин и надорвал соседний клапан на разгрузке, при этом пистолет выпал вместе с оторванным клапаном, хорошо был на ремешке. Тогда я от стыда об этом умолчал. А ведь движение это было мною отполировано до «блеска», тем не менее «всё лопнуло».

При стрессе «тонкой» моторики нет и никогда не будет. Будет «грубая», закреплённая инстинктами, и которая развивается у человека с младенчества, именно для того, чтобы выжить. Рывковые, хватательные движения.

Как это ни удивительно, вопросы извлечения короткоствола надо особенно тщательно отрабатывать тем, для кого основная работа проходит с длинным стволом. Для них это, по сути, техника перехода на короткий ствол, от которой зависит жизнь.

Тем, кто постоянно работает с короткостволом, а именно штурмует захваченные террористами самолёты, автобусы, машины, оперативным сотрудникам, осуществляющим задержания, — техника извлечения не так важна. Оружие вы извлечёте ещё перед выходом на «боевую» в спокойной обстановке.

Читайте также:  Диетическая клетчатка это

Есть ещё задачи сопровождения, где пистолет носится скрытно. Здесь вам, как и коллегам, привыкшим к длинностволу, придётся дергать оружие, задирая левой рукой куртку. Чистого выхвата не будет. Но, конечно, на всякий случай наработать его надо.

Вот примерный перечень вопросов, которые имеет смысл отрабатывать, рассматривая извлечение:

Переход на короткий ствол стоя (в движении вперёд, назад, вправо, влево);

Лёжа (на боку, спине, животе);

При переходе в положение сидя, полулёжа, прислонившись;

Всё то же самое слабой рукой;

Всё то же самое в условиях ограниченной видимости (подсветка от автомата, слабой рукой, у кого установлены фонари);

Всё то же самое в паре.

Упражнения всегда должны дорабатываться до логического конца. Это значит, что, отстреляв из пистолета, вам его надо куда-то вложить — назад в кобуру, например (вы пробовали это сделать быстро, и когда ствол на задержке?) или дозарядить, или перезарядить оружие. Это тоже вопросы, которые требуют практического подхода.

Ещё надо устранить задержку на длинном стволе, например перезарядить. Значит, надо прикрыться. Нужны команды голосом. Казалось бы просто переход на другой ствол, а вопросов масса.

При тренировке группы сопровождения может отрабатываться ещё вопрос быстрого извлечения фонарей. Ну и всё остальное в этом духе. Всего перечисленного хватит на месяц интенсивных занятий, а то и на два. Как видите, есть над чем поработать. Добавьте ещё разнообразие кобур и снаряжения, что я, например, не считаю хорошим признаком, — и вот уже квартал забит.

Ещё один немаловажный момент. Вы должны знать, где у вашего товарища пистолет и уметь даже в темноте одним движением достать его. И не только пистолет, это же касается аптечки, гранат, жгутов, петель «эвакуации» и т.п. Сами понимаете — это важно.

Теперь несколько слов о хвате. Учить надо, конечно, правильному хвату. Лучше чем в практической стрельбе, этому нигде не научат. Книга Виталия Крючина «Практическая стрельба» — должна стать настольной. Очень хорошие разработки в Челябинском «Полигоне», я сам их читал, мне очень понравилось. Для своих занятий я сделал их базовыми.

Но понимать надо одно, что, когда «ужалит», не у всех это получится. Это надо просто иметь в виду. А думать надо о том, что именно у вас всё получится, потому что вы много и добросовестно тренируетесь.

Очень важно при стрелковой подготовке наработать правильное положение тела, исходя из следующих условий: положение тела при стрельбе не должно меняться, вне зависимости из чего вы стреляете — автомат, пистолет, пистолет-пулемёт. Оно должно быть одинаково устойчивым к толчку, запрокидыванию и эффективным для удержания оружия при длинной очереди, положение ног и головы относительно оружия должно быть постоянным. При переходе с одного ствола на другой не придётся что-то менять в себе.

Ещё хочу сказать, что нет каких-то определённых стоек. Их в принципе быть не может. Если вы уже их учите, то хочу расстроить, когда по вам выстрелят и, не дай бог, зацепят, вы всё забудете мгновенно. Правильное положение это то, которое принимает тело неосознанно.

Меня в ходе занятий много раз просили показать правильную стойку. Один раз я поставил стрелков лицом к мишеням, они выхватывали оружие и наводили на цель, просто, как говорят, в «холостую». Сразу замечу, что это были почти гражданские люди. И тут за их спинами я влупил длинную очередь из ПМ, в сторону мишени. Дальше было так: ноги моих подопечных подогнулись — почти все присели, головы повернулись ко мне, кто-то дернулся в сторону. Идеально! Вот это и надо делать. Вот это и есть ваша стойка: ноги полусогнуты, голова в сторону цели на выстрел. Обнаружение цели. Идентификация. Принятие решения. Если надо — выстрел. Оказалось, что все всё знают.

Я работал с ними час, и не мог этого добиться. Отпустил «повод», они сами всё сделали. Это главное правило вашей тренировки — не мешать телу и инстинктам. И всё получится. Просто иногда, когда ваших учеников начнёт «уводить в сторону», верните их на «дорогу».

Этому учат многие буржуйские школы за очень серьёзные деньги. Это называется секретная методика. Открою вам страшную тайну: она не нужна. У вас и так всё есть. Всё внутри. Надо только вытащить наружу и отшлифовать. Ничего сложного. Приезжайте — расскажем.

Я знаю, что именно так (присели, опустили голову, оглянулись) поступят все в момент выстрела, если он неожидан. Но вот парадокс, на тренировках, когда всё спокойно и комары не кусают, я не могу этого добиться от некоторых людей. Зажимаются, принимают какие-то картинные позы. Глупо и смешно. Стрелять в тире за спиной у спецназовца — пустое дело — не испугается. Ждать, пока попадёт в бой и у него откажет основной ствол, — так можно ждать до китайской пасхи. Убедить не всегда получается.

В каждом подразделении я встречаю следы «работы» какого-то «пацанчика», который обучил всех правильной стрельбе. Легенды и мифы о нём не подвластны времени. Бывает, звоню туда, откуда подразделение прибыло, и спрашиваю у коллег — « А кто их учил? Что за «пацанчик»? Мне отвечают — «Первый раз слышим». А может его и нет вовсе? Кто знает. А может, он, этот «пацанчик», также точно отзывается обо мне? Скорее всего. Решать вам.

Подводные камни

Первый шаг в ходе стрелковой подготовки, это перестать врать себе. Признаться, что все мы дёргаем за спуск, когда время поджимает, что в движении очень часто мажем. Что, стреляя «Флэш», бывает отрываем второй выстрел в «молоко». Это есть у всех. Мы люди.

Очень важно правильно оценивать действия подопечных. Судить о них по пробоинам в «альфе» или «дельте» не совсем уместно. Есть что-то такое в стрелках, что видно сразу — будет стрелять или не совсем. Это правда. Не все отличные стрелки. Но и оценивать голую «даровитость» тоже глупо. Я никогда не смогу сказать про стрелка, что он плохо отработал, если он упорно пашет, хоть и мажет. Но то, что мажет, это я командиру доведу. Но и халявщика, у которого всё получается запросто, я тоже не могу «задвинуть», он стреляет и попадает. Тоже молодец, хоть и не вспотел. Я никогда не работал индивидуально, всегда только с группами. И говорил всегда о группе. Пришла группа — постреляла, — а ты говоришь командиру — «Хорошая команда, весёлая, собранная». Можно было вместо этих слов зачитать список с двойками и пятёрками. Но в этом скрыто лукавство — не это главное.

В каждом подразделении есть свои звёзды. Это чемпионы, которые выигрывали крупные отечественные и международные турниры. Они, как правило, очень много работают над собой и уже давно поняли, что если хочешь чего-то добиться, то надо вкалывать, а не ныть о нелёгкой доле спецназовца. Они надменны и смотрят на бездельников сверху вниз. Они самолюбивы и не безосновательно. Потому, что они звёзды, а все остальные лузеры. Но они не подходят для групповой работы. Побеждают не звезды, а группа, пусть бездельников, пусть алкашей, но группа. Вы никогда не увидите на международных соревнованиях наших коллег из SAS (Special Air Service — английский спецназ) — они не участвуют. И правильно.

Снайпер вашего подразделения должен из кожи вон лезть, чтобы уложить четыре выстрела в пол-угловой минуты не потому, что «трёха зелёных косарей» ломится, если выиграешь, и слава, а потому, что командир требует. А вы как инструктор по огневой должны рассказать командиру о том, какие требования есть и должны быть.

К слову, мало кто из командиров знает, что такое угловая минута, угол бросания, хват пистолета и т.д., а значит, мало кто может оценить огневую подготовку своего войска. Поверит он, скорее всего, своим «группникам». Они скажут, что всё отлично. А вы со своими мыслями и никому не нужной «правдой» опять задумаетесь над вопросом — «А зачем мне всё это надо».

Читайте также:  Лучший завтрак при диете

На занятиях звёзды «гасятся» либо командиром — если он заинтересован в эффективных занятиях, либо вами -если получится. Если не получится, слушать вас дальше никто не станет. Можете заканчивать. А звёзды сейчас, скажу я вам, — ого-го — уровень России по Практической стрельбе.

Я также должен сказать, что иногда ваши знания и ваши методы подготовки могут столкнуться с противодействием «бывалых». Здесь, как и со «звёздами», никакие слова и никакие научные факты не помогут. Поможет быстрая и кучная стрельба. Если этого нет, то не беритесь за продвижение новаторских «тем», иначе и вы можете стать просто посмешищем. Доказывать свою правоту лучше всего с таймером в руках и у мишени. В отличие от «звёзд», «бывалые» стреляют плохо. Они только болтают о войне, которой нет. А что будет в бою, это уже как карта ляжет.

Из всего изложенного не следует, что вы должны стать солнцепоклонником и записаться в дружину Александра Белова, и вслушиваться в свой организм — не учуял ли он движение земной коры, чтоб спастись от наводнения. Нет. Жить на инстинктах, как варвар, не стоит. Надо просто знать, что хочешь или не хочешь, твоя сущность вылезет-таки наружу.

Не стоит также уходить с головой в спорт, чтобы быть хоть на долю секунды, но впереди. Хоть на один балл, но опередить. Не главное попасть два в «альфу» — главное два в печень или грудь.

Утончённый, глубоко научный, академический подход на нашего брата тоже не действует. Надо быть проще. Не зарываться. Квантовая теория и теория относительности на стрельбу и кучность влияют так незначительно, что ими можно пренебречь в описании природы выстрела. Мы живём по старым добрым Ньютоновским законам. И если не умеешь плавно давить на спуск и правильно держать пистолет, неправильно распределяешь силы, то и правильные инстинкты не помогут. Всё должно быть пропорционально.

Занятие проводит инструктор спецназа ГРУ Сергей Бадюк

АВТОРИТЕТ
Сотрудник спецназа ГРУ Сергей Николаевич Бадюк родился 3 июля 1970 года в Шаргородском районе Винницкой области Украины. В 1988-1990 гг. проходил срочную службу в 8-й отдельной бригаде специального назначения ГРУ. После окончания службы поступил в Высшую школу КГБ, продолжив службу в ФСБ России.
Мастер боевых искусств России, обладатель 8 дана карате кекусинкай-будокайкан, 5 дана IKO, мастер спорта СССР по гиревому спорту и рукопашному бою. Проводит мастер-классы по рукопашному бою в Академии ФСБ России.

В спецназ попадают призывники с пометкой: “Годен к ВДВ”. Это физические кондиции чуть выше среднего (рост не имеет значения) и (желательно) хотя бы первый разряд по военно-прикладному спорту: бегу, парашютному спорту, стрельбе или рукопашному бою. Ну а так как главная задача ГРУ — это разведка, а основная мышца разведчика — голова, то приветствуется, если прокачал ее в школе, колледже или институте. Кроме того, спецназовец должен обладать пятью основными качествами.
Главное разведывательное управление (ГРУ) Генерального штаба Вооруженных Сил РФ ведет историю с 1918 года. Занимается всеми видами разведки в интересах Вооруженных Сил — агентурной, космической, радиоэлектронной. Численность и бюджет засекречены.
Спецназ ГРУ создан в 1950 году, задачи подразделений — ведение разведки в глубоком тылу противника, контрразведка, диверсионная деятельность, уничтожение террористов. Подразделения спецназа ГРУ сыграли огромную роль в афганской войне и в операциях на территории Чеченской Республики. На данный момент — самая закрытая и, возможно, сама боеспособная единица ВС РФ.

У разведки есть право отбора солдата из любой части. Когда мы набираем солдат в спецназ, обязательно задаем бойчине вопрос — что ему нужно в спецназе? Если хочет стать Героем России — высылаем к такой-то матери. Нет, он точно станет героем, но посмертно. И похоронит вместе с собой всю группу. Безбашенность нужна, только когда прижали к стене. Тогда с криком “Ура!” взял автомат и побежал умирать. Победа — это когда ты тихо выполнил задачу и вернулся живым.
Попавшему в спецназ солдату с первого дня начинают вбивать в голову (словами, руками, ногами) главную заповедь: ты круче всех. Это важный момент психологической подготовки. И ты в это поверишь. Если нет — отправят служить в пехоту. Ты круглые сутки стреляешь, бегаешь как лошадь, тебя постоянно бьют. Бьют не в смысле дедовщины и беспредела, который творится в армии. Никаких “принеси-подай” нет. Просто ты по казарме передвигаешься, как по вражеской территории. Либо затрещину отвесить могут, либо кровать заминируют — поставят растяжку, либо удавку на шею прикинут. Такие у нас шутки. Это нормально. Это заставляет тебя думать, слушать, смотреть, быть в состоянии боеготовности. Трогать незнакомые или в принципе яркие вещи отучают быстро: вот лежит на столе брелок с ключами, а под ним самодельное взрывное устройство, схватил ключи — можешь остаться без руки. Через полгода службы у тебя не то что глаза на затылке вырастают, ты даже спишь так чутко, что от одного взгляда на тебя просыпаешься. Я до сих пор просыпаюсь.

Хлеб десантника — это его ноги. Потому что с того момента, как группу разведки засекли, по статистике, через 6 часов ее догонят и уничтожат. Выдохся? Остаешься прикрывать всю группу. Знаю случай, когда в боевой обстановке парень сказал, что больше не может бежать. Ему оставили почти все боеприпасы и побежали дальше. Вот так и становятся героями. Ты не обязан быть мастером рукопашного боя, но бегать ты должен, как скаковая кобыла.
Первый месяц в спецназе боец спит 4 часа — меньше нельзя по уставу. Остальные 20 часов он вкалывает. В 6 утра подъем. Спокойно дают встать, умыться, сделать растяжку. Не надо верить фильмам, нет никакой спешки в духе “привести себя в порядок, пока горит спичка”. Потом — надели ранцы и побежали. Лениво, главное, не переходить на спортивный шаг. Лениво — не значит спокойно. Командир постоянно дает вводные задания. То у нас засады, то стрельба, поэтому бег всегда в рваном ритме: с кувырками, переползанием, ходьбой гусиным шагом. После пробежки — физподготовка, тактико-специальные занятия, рукопашный бой. И так каждый день.
Выносливость и устойчивость психики у бойца, который соизволил служить в спецназе ГРУ, проверяют “на скачках”. Скачки выглядят так. Группу солдат загоняют в лес на 7-8 дней без провизии. Командиры, которые меняются каждые 12 часов, гонят солдат по лесу и не дают им спать вообще. До потери сознания, рвоты и прочих радостей. Кто не выдержал — отправляется “за забор”, то есть в строевые войска. Таким образом отсеивается много народу. Скачки проводятся каждые полгода, это что-то вроде экзамена.

Когда во время выхода в лес группу новобранцев начинают расстреливать из кустов холостыми патронами, среди бойцов начинается паника. Это излечимо. Лучшее лекарство от паники — занятия по рукопашному бою. Бойца одевают в защиту, ставят против на порядок более сильного и опытного бойца — и бьют. Так формируется бойцовский характер и решимость идти до конца. Не путай это с неуставными отношениями, солдату всегда дают возможность отбиваться. Даже так: солдат, который не отбивается, — отправляется “за забор”. Особенность рукопашного боя спецназа в том, что любой поединок сводится к одному — уничтожить противника. У нас не операции по задержанию опасных преступников, у нас война. Отсюда девиз спецназовца: “Голыми руками дерутся только идиоты”. Первым делом солдат учат использовать подручные средства: автомат, нож, палки, камни, обломки бутылок, куски стекла, плотно свернутой газеты. Вот сейчас мы сидим с тобой в кафе, разговариваем. Передо мной два смертельных оружия — моя пивная кружка и твой чайник чая. Я сначала обварю тебе лицо чаем, потом ударом в висок пробью тебе этим чайником голову. С кружкой еще проще: разбиваешь ее об стол и отбитым краем перерезаешь шею. У нас одна задача — нанести смертельные ранения, а это как раз область головы и шея.
И уже потом, когда освоили все предметы первой необходимости, тренируется очень компактный набор ударной техники.
Помимо рукопашного боя в спецназе есть целый ряд “упражнений на дерзость”. У нас в части, например, применяли упражнения с крысой. В умывальник запускали большую крысу и закрывали вместе с ней голого бойца. Задача такого свидания — придушить крысу. Когда крысе некуда деваться, она начинает атаковать. И это настоящая жесть. Короче, если сможешь ее прибить голыми руками, уже никакой человек тебе не страшен.

Читайте также:  Сколько ккал в воде с лимоном

Главное в солдате — агрессия. Спецназовец боится сержанта сильнее, чем врага. И к врагу бежит с четким желанием сожрать его. Во время занятий по рукопашному бою без крови не обходится. Сержанты осознанно наносят бойцу травмы. Боец должен привыкать к крови, скажем так, сатанеть. Ты, наверное, привык заниматься а спортзале под энергичную музыку? Для бойца лучший саундтрек — трехэтажный мат его командира. В состоянии такого жесточайшего прессинга чувства обостряются так, что все вложенное в солдата за полгода остается с ним на всю жизнь. Это вам не 15 лет в лайт-режиме ходить на тренировки, а потом стать чемпионом мира. Десантника погружают в состояние войны и дают чувствовать реальную угрозу жизни — и в этом его преимущество. Вот вам ответ на вопрос, какого черта, чтобы угомонить трех пьяных десантников, вызывают роту ОМОНа. Секрет в психологической готовности убить человека.
Тут, конечно, есть важная социальная проблема. Объективно, чего нет в нашей стране, так это центров реабилитации после армии. Свою задачу мы выполняем, подготавливаем бойца, он проходит службу, но, вернувшись домой, не может адаптироваться к мирной жизни.

В спецназе паранойя по поводу гигиены. Поскольку разведка постоянно вне пункта дислокации, бойцы обязаны держать себя в чистоте в любых условиях. Любой боец, прибыв в расположение, первым делом должен постирать форму и переодеться в чистое. В каком бы дерьме ты ни ползал, будь добр по выполнении задачи привести себя в порядок. Я не помню, чтобы кто-нибудь из наших бойцов когда-нибудь болел. Видимо, это тоже из-за психологического настроя. Была история, когда мне, еще молодому солдату, на тренировочном выходе случайно рассекли гранатометом голову. Меня, раненого, всего в грязи, тащили два часа по болоту. Вышли к реке, помыли голову, перевязали — и все, никакой тебе заразы. Вопреки логике, не болеет солдат — никогда!

Основную массу времени воин-спецназовец находится вне пунктов постоянной дислокации. Соответственно, вся физподготовка основана на том, чтобы использовать при тренировках подручные средства. Главное в тренировке — развитие выносливости и сохранение силовых качеств как можно дольше. А тебе, если не догадываешься сам, выносливость пригодится, скажем, когда соберешься в горы или в велопробег.
Итак, тренировки ежедневные, курс не рассчитан, как обычно, на шесть или восемь недель. Работать надо будет минимум год. Ты удивишься, но я в армию пришел — весил 86 кг (у меня рост 190 см), а через три месяца весы показывали 103 кг! И все это в рамках той программы, которая сейчас перед тобой. И да, диета у спецназовца одна — жрать побольше.

Подготовка бойца зиждется на четырех столбах:

1. Пробежка и переползания
10 км каждый день. По воскресеньям у нас иногда устраивают “спортивный праздник” — пробежать 40 км. Но, пока ты не в армии, в воскресение можешь отдыхать. Запомни, боец пробегает 10 км меньше чем за час в полной выкладке (дополнительные 50 кг). Бег надо чередовать с переползаниями. Они хорошо прорабатывают мелкие группы мышц и связки. Есть три способа: по-пластунски, на спине и прохождение минного поля (боец лег, руками прощупал неровности, подтянулся вперед, снова прощупал неровности. Если что-то на поверхности вызывает подозрение — смещается в сторону).

2. Круговая тренировка
В Рязанском воздушно-десантном училище на спецкафедре физподготовки доказали, что высочайший уровень силовой выносливости дает именно круговая тренировка. Принцип был заимствован у советской школы бокса и самбо. Круговая тренировка развивает выносливость, взрывную силу, “сушит” и воспитывает злобу к начальству. Количество повторов в любом упражнении — пока сержант не заскучает.
Стандартная же тренировка занимает 40 минут. После упомянутой 10-километровой пробежки отдохни 5 минут, затем сделай 5-6 кругов, в которых упражнения выполняются друг за другом без отдыха. Отдых между кругами — 5 минут. Стандартный круг спецназовца выглядит так:
Отжимания на пальцах (20 повторов)
Джамп (10 повторов)
Отжимания на кулаках (30 повторов)
Джамп (10 повторов)
Отжимания на пальцах (5 повторов)
Джамп (10 повторов)
Отжимания на кулаках (30 повторов)
В конце каждого круга качаем пресс до отказа. Можешь также включить тренировку метание камней (см. на фото).

3. Постоянная нагрузка
Принцип в армии один — постоянная ежедневная нагрузка. То есть в день ты должен делать определенное (постоянно растущее) число отжиманий на кулаках, определенное число раз качать пресс, подтягиваться широким хватом и т.д. Не можешь сделать это за одну тренировку — набери сумму за день. Это и есть постоянная боевая готовность. Кроме того, в течение дня выполняй изометрические упражнения с ремнем по системе Александра Засса (см. на фото).

4. Рукопашный бой
Руки Боковой левый и боковой правый из боксерской техники. Прямые удары очень трудно научить бить сильно, я за всю свою службу бойцов, которые хорошо бьют прямой, почти не видел. Такой удар требует высочайшего уровня подготовки. Мы же исходим из того, что надо быстро и хорошо подготовить бойца. Поскольку ограничений нет, под этот боковой удар можно подвести кучу разновидностей и вариантов. Бьется он с любых позиций и ракурсов. Причем желательно сначала нанести противнику удар в горло. В ближнем бою бьем локтями. Нокаутирующую силу удара тренируем упражнениями с кувалдой (см. на фото)
Ноги Вся техника ударов ногами в спецназе сводится к одному — сильный удар в пах. Тут вам не спортплощадка.
Голова Голову включаем (а мозг на время выключаем) в ближнем бою. Бьем верхней лобной частью исключительно в нос. При захвате сзади бьем в нос затылком.
Сваливание Вот для этого тренируются сила и хват. Свалил противника за счет силы рук — бей по затылку, как по футбольному мячу, или наступай на горло.

Прежде чем наступать на солдата, ОФИЦЕР САМ ДОЛЖЕН Отжиматься в пять раз больше него

Когда крысе некуда деваться, она атакует. прибьешь её голыми руками — уже никакой человек тебе не страшен.

INSANE Russian Counter Terror Confidence Drill. You’ve never seen anything like this!
Просто шокирующий ролик в котором члена отряда специального назначения "Альфа" из ФСБ демонстрируют шокирующие методы тренировок, от которого у американских специалистов волосы становятся дыбом на голове и не только

Комментарии 20

Елки палки! Коллеги, во вы флуд развели =)
Во первых — на видео пистолет Strike ONE — он же Стриж. Видео создано в рамках рекламы этого оружия, ориентированного на экспорт. В ЧСН поступило некое количество девайсов на тесты.

На видео в той или иной мере реализованы методики тренировок используемые и в ЧСН, и в подготовке ЧОП практиками той же Крав Маги, например.

На видео фигурирует довольно известный и заслуженный стрелок ФПСР Андрей Кирисенко -Мастер спорта международного класса, четырехкратный Чемпион России по практической стрельбе из карабина, четытрехкратный Чемпион России по практической стрельбе из ружья, двукратный Победитель Центрально-Европейского Чемпионата 2011 года в Венгрии, серебряный призер Чемпионата Мира по гладкоствольному ружью в 2012 году. Серебряный призер Чемпионата России по троеборью (пистолет, карабин, ружьё) 2012 года. Многократный победитель и призер Кубков России.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector