Треугольник карпмана упражнение

Треугольник карпмана упражнение

Треугольник Карпмана – тип человеческих отношений, своеобразная фигура, в которой всегда есть 3 угла, во главе которых стоят Жертва, ее Преследователь и Спаситель.

Такое понятие было введено в конце 1960-х американским психоаналитиком Стивеном Карпманом. Интересно, что учителем Карпмана был корифей психиатрии Эрик Берн, который, в свою очередь, учился у самого Зигмунда Фрейда.

Как развиваются отношения в треугольнике Карпмана

Треугольник отношений Карпмана интересен постоянной сменой ролей его участников. Жертва, получив “наслаждение” от своей роли, постепенно переходит в стадию Преследователя, а затем и Спасателя. Соответственно, свергнутые со своего пьедестала участники треугольника, сменяют друг друга огромное количество раз. Такая модель отношений встречается очень часто – и на работе, и дома. Подобный сценарий может повторяться на протяжении длительного времени.

Суть созависимых отношений

Неверный муж – жена – подруга

Представьте ситуацию, где в качестве Жертвы выступает женщина, страдающая от мужа-изменщика. Понятно, что Преследователь-злодей – ее неверный супруг. В качестве же Спасателя выступает подруга (мать, сестра) пострадавшей. Казалось бы, все просто, нужно только поддержать женщину, дав ей дельный совет и подбодрив. Однако сама Жертва требует от Спасателя, чтобы Преследователь (муж) был наказан. Причем наказан именно Спасателем. Если говорить проще, то рыдающая женщина требует от подруги не столько молчаливого выслушивания и жалости, сколько реальных действий – решительного разговора с плохим мужем, высказывания ему в лицо откровенного негатива (часто выдуманного). Естественно, подруга из чувства сострадания, руководствуясь справедливостью, на следующий день устраивает мужу приятельницы разбор полетов, в результате которого мужчина собирает вещи и уходит из семьи. Неудивительно, учитывая, что Жертва «забыла» сообщить, что и сама виновата в изменах мужа (тоже изменяла, устраивала истерики, была плохой хозяйкой и др.).

Меняются роли, и Спасатель-подруга становится Жертвой, поскольку ее обязательно начинают обвинять в разрушении чужой семьи (“я просила его только образумить, а он из-за тебя вообще ушел”). Чувствуя вину, бывшая благодетельница теперь из кожи вон лезет, чтобы помирить супружескую чету, в результате чего муж возвращается в семью, из некогда Преследователя становясь спасителем ячейки общества. Эта ситуация описывает отношения, в которых Спасатель действительно желал помочь, но был втянут в треугольник отношений Карпмана.

Пьющий муж – жена – врач

Но часто треугольник Карпмана – созависимые отношения, в которых у каждого из действующих лиц есть свой недобрый интерес. Пример тому – отношения алкоголика, его жены и врача. Естественно, Жертва – это жена, Преследователь – муж с зависимостью, а Спасатель – врач, который пытается вытащить алкоголика из запоев.

Но проблема состоит в том, что супруга не пытается спасти благоверного, подсознательно не желая выходить из статуса смиренной жены, героини, несущей тяжкий крест. На это есть разные причины, вплоть до страха покинуть такого мужа и строить свою судьбу с другим. Для этого нужно приложить усилия, чего Жертва делать не планирует. Напротив, она упрекает мужа зря потраченной молодостью, ругается, но дает деньги на спиртное, а часто и наливает стакан горячительного, чтобы потом вновь разразиться бранью за бесцельно потраченные годы.

Все рекомендации Спасателя (врача) проходят мимо ушей, в результате чего медицинский работник становится злодеем, жена алкоголика – Преследователем, а сам пьющий – Жертвой, которая «не смогла» получить лечение якобы из-за нерадивого врача. Изначально в интересах жены не было искреннего желания помочь мужу, пожертвовав упоением собственной трудной долей. Успокоившись, жена вновь становится Жертвой, ищущей помощи, к примеру, у друзей мужа, чтобы потом обвинить их в черствости и равнодушии. Такие жены нередко отвратительно ведут себя с окружающими, оправдывая себя тем, что натерпелись от жизни. Поэтому треугольник Карпмана – это созависимые отношения, в которых часто ведется лицемерная и лживая игра со стороны одного или нескольких участников.

Как выйти из треугольника Карпмана

Треугольник Карпмана – это всегда тяжкие и часто длительные отношения, в которых не может быть победителя. Нередки между сторонами интриги, сплетни, откровенные козни, ведь с самого начала в решении вопроса стоят ложь, жалость к собственной персоне и нежелание что-либо предпринимать для решения вопроса. Рассмотрим, как выйти из треугольника Карпмана с достоинством, не позволяя себе стать пешкой в чужой игре. И для начала нужно признать, являетесь ли вы стороной подобных отношений. Далее необходимо выявить свою роль – Жертвы, Преследователя или Спасателя. Только четкое понимание своей функции в этой модели отношений позволит понять, как выйти из треугольника Карпмана.

Выход из треугольника Карпамана для Жертвы

  • Возьмите ответственность за свою жизнь в собственные руки. Ваши главные помощники – ум и интуиция. Прекратите перекладывать решение проблем на кого бы то ни было. Поругались с мужем – ищите компромиссы и налаживайте отношения только с ним, не привлекая друзей и родственников;
  • Если чувствуете, что самостоятельно в проблеме не разобраться, то можете просить помощи у окружающих, но без требований наказать виновного. Вы можете попросить подругу отвлечь вас от грустных мыслей после ссоры с матерью, приняв ее предложение о совместной поездке за город, чтобы отвлечься. Но не стоит просить о разговоре с вашими родителями – это ваша задача;
  • Примите как должное, что друзья (коллеги, родственники) не обязаны вам помогать, бросив свои дела. Поэтому не позволяйте себе обвинять окружающих в бесчувственности, лучше ищите логические способы для разрешения своей проблемы;
  • Не позволяйте эмоциям брать верх над разумом. Поплачьте, если вас обидели, но не делайте из слез культа – окружающие не обязаны постоянно видеть ваше нестабильное поведение.

Выход из треугольника Карпмана для Преследователя

  • Прекратите чувствовать себя судьей и вершителем чужих судеб. Имеете ли вы право диктовать окружающим свое видение мира и требовать подчинения? Лучше займитесь собой, наверняка в вашей жизни найдутся ошибки, над которыми можно поработать;
  • Не позволяйте агрессии брать верх над собой. Когда чувствуете, что на взводе, успокойте себя – займитесь работой, найдите развлечение или просто прогуляйтесь на свежем воздухе;
  • Учитесь уважать мнение окружающих. Во-первых, вы можете заблуждаться по какому-либо поводу, во-вторых, каждый человек вправе самостоятельно планировать свою жизнь;
  • Даже в ситуации вашей правоты не пытайтесь давить на человека, лучше ищите мотивационные идеи, чтобы образумить оступившегося.

Выход из треугольника Карпмана для Спасателя

  • Помогайте только после просьбы о помощи, причем только в тех случаях, когда уверены, что без вас не смогут обойтись;
  • Не чувствуйте себя воплощением справедливости на Земле. Часто ситуация имеет множество подводных камней, о которых вам никто не рассказал;
  • Научитесь пресекать призывы к спасению, если от реальной помощи Жертва отказывается. Обсуждайте проблему с человеком только на свежую голову – слезливые задушевные беседы (особенно после рюмки-другой) никогда еще не приводили к стоящему результату;
  • Всегда смотрите на ситуацию со стороны Жертвы и со стороны Преследователя. Вы удивитесь, что иногда Жертва не так уж и невинна;
  • Если чувствуете потребность в помощи другим, то найдите истинно нуждающегося в подмоге. Не лезьте спасать того, кто вас об этом не просил;
  • Убеждайте просящего самостоятельно браться за дело. Согласитесь, вы не сможете качественно повлиять на отношения вашей подруги с мужем – это ее обязанность и его;
  • Учитесь говорить: «Нет!». Если чувствуете, что вас используют в качестве жилетки для выплеска негатива, то не бойтесь пресекать это. Ваш настоящий друг не станет обижаться, а энергетическим вампирам позвольте искать другие источники для вдохновения.

Начать искать решение проблемы самостоятельно – лучший способ, как выйти из треугольника Карпмана. Проанализируйте сложившуюся ситуацию, как вы в нее попали, что заставляет вас идти на поводу к других сторон, что можете сделать именно вы, как можете оградить себя от взаимной зависимости. Только опираясь на собственные силы можно развалить эту замкнутую фигуру. Не нужно самоутверждаться за счет других, гораздо лучше жить своей жизнью, радуясь победам и преодолевая неудачи. Заигравшись в сложном сюжете, придуманном участниками треугольника Карпмана, будет нелегко сохранить трезвое отношение к жизни. Погрязнув в созависимых отношениях, вы все мутнее будете видеть эту разрушающую связь. Действуйте, пока не поздно.

Не думайте, что все безнадежно

Наверняка Вы знаете, что даже самую запутанную ситуацию можно распутать. Но иногда не достаточно одного Вашего желания . Если не получается справиться самостоятельно, позвольте себе получить помощь профессионала.

Муж приходит домой с работы, а жена ему говорит: Не раздевайся. Иди набей морду соседу! — У мужа мгновенно налились кровью глаза. Он выскакивает на лестничную площадку и звонит в дверь. Жена слышит громкие звуки мордобоя и нецензурной брани. Через несколько минут муж возвращается и, запыхавшись, спрашивает: Ну, и за что я его избил? — За что. За что. Сижу целыми днями дома одна — скукотища-а-а-а-а!

Сейчас многим, интересующимся психологией и теориями коммуникаций и трансакций. Известно, что американский психотерапевт Эрик Берн создал трансактный анализ, изучил и классифицировал "игры, в которые играют люди". Основываясь в какой-то степени на его теориях, Стефан Карпман описал одну из наиболее частых коммуникационных моделей, к которой можно свести многие (хотя и не все) психологические игры. Эта модель получила название "треугольник Карпмана". И такой треугольник, увы, довольно часто встречается в нашем социуме: возможно, из-за "национальной русской забавы – искать виноватого". Причем искать для того, чтобы его наказать.

Ибо задача "найти и наказать виноватого" и является одной из основных в таком треугольнике.

В отличие от классических бёрновских игр, ведущихся по принципу Личность-Личность или Личность-Группа,треугольник Карпмана предусматривает трех "участников", причем все трое имеют в нем свои роли. И еще одна характерная особенность этого треугольника – участники в нем постоянно меняются ролями: потому такая "игра" долго не наскучивает и нередко принимает хронический характер. Безусловно, у каждой тамошней роли есть свои плюсы, поэтому первое время участники могут играть в треугольник Карпмана даже с удовольствием: но потом неизбежно наступает время, когда деструктивность этой модели становится выше ее возможной продуктивности, к тому же происходит смена ролей, и в определенный момент игры удовольствие начинает получать кто-то один: за счет деструктивного воздействия на остальных двух участников. И остальных держать в таком треугольнике может лишь то, что они неосознанно ждут теперь своей очереди поменяться ролями и получить удовольствие.

Многие, ввязавшиеся в эту модель коммуникации, и хотели бы выйти из нее, но как это сделать – не знают. И вообще частенько не могут разобраться, что годами вращаются в треугольнике Карпмана.

Давайте для начала разберем

Треугольник Карпмана как некая первичная модель встречается в самых разных видах взаимоотношений. И разумеется, я даю только его схематическое изложение: реальность может зависеть и от множества других вещей. От тех же акцентуаций и мотиваций, от внутренней проблематики каждого участника, наложенной на схему треугольника, от социальных установок и т.д. и т.п. Но в любом случае эта условная схема хотя бы в первом приближении может помочь разобраться в примерной структуре взаимоотношений и вероятных "причинно-следственных связях".

Читайте также:  Интересные способы шнуровки

Итак, данный треугольник составляют: Жертва, Преследователь и Спаситель.

Спаситель в треугольнике – культовая роль. Быть Спасителем – престижно в понимании многих, и именно поэтому потенциального третьего участника легче всего затянуть в треугольник.

Жертва – некто обиженный. Тот, кто вроде бы изначально страдает. Чаще всего треугольник Карпмана строится вокруг Жертвы, усилиями Жертвы и по ее инициативе. И как правило, сама Жертва даже не представляет, чем это обернется несколько позже.

Преследователь – всегда определяется с точки зрения Жертвы. Тот, кто оказывает на нее давление, доставляет какие-то неприятности и т.п. Жертва ищет определенной помощи, обращаясь к Спасителю. И если Спаситель принимает на себя эту роль и берется помогать, не отдавая себе отчета в подоплеке происходящего – всё, треугольник состоялся.

А дальше начинает проявляться деструктивность этой игры. Потому что когда Спаситель начинает собственно "спасать" – Жертва меняет свою точку зрения и начинает защищать бывшего своего Преследователя: таким образом Спаситель становится Преследователем ("плохим", тем, на кого жалуются и кого считают во всем виноватым), бывший Преследователь – Жертвой (потому что теперь его обижают), а бывшая Жертва – Спасителем.

Собственно ради этой самой роли все участники треугольника терпят лишения двух других ролей в данной игре: ибо Спаситель, как уже было сказано, – роль престижная, очень многим приятная, и к тому же дающая возможность практически без труда (пусть и на время) ощутить свою значимость и поднять свою самооценку. И не беда, что потом вы за это можете получить определенные неприятности: зато вы побывали Спасителем, и возможно, скоро побудете еще, так как роли в треугольнике Карпмана меняются по кругу на протяжении всей — иногда довольно долгой – игры.

И тут мы получаем еще один, хотя бы предварительный, ответ на вопрос, кто рискует стать таким Спасителем (сиречь потенциальным участником треугольника Карпмана): те, у кого иного способа реализовать свою значимость нет, или они его не видят либо не хотят видеть (как вариант – иной смысл жизни реализуется куда труднее, а тут – все гораздо легче и как бы за чужой счет).

Инициатором создания треугольника Карпмана является кто-то один, как правило. Фактически это то, что у Берна называется Водящий. Часто игра начинается с того, что этот Водящий сам пытается быть Спасителем, у него не получается: то есть он за свои навязчивые действия получает отпор. И тогда он призывает кого-то третьего, становясь Жертвой, а бывший свой "объект спасения" назначая Преследователем: "Вот, он меня обидел, он меня не слушается, он такой, он сякой, – накажи его, повлияй на него, вразуми его!" И когда происходит "вразумление", изначальная Жертва собственно возвращается к своей "спасительской" роли, которая теперь у нее вполне получится.

Конечно, часто бывает и так, что деструктивность такого треугольника Карпмана распространяется и на самого Водящего, и он тоже совершенно реально страдает, но и этого не замечает, потому как живет опять же по инерции и по готовым сценариям. И то, что на самом деле ему уже становится несладко — может и не ощутить поначалу: просто подумает, что он, допустим, заигрался в Жертву. А когда захочет выйти из "этой роли" — ан нет, уже не получается. Ситуация зашла в своей деструктивности слишком далеко. Вот тогда он (или она) приходит к психотерапевту и просит, к примеру, "сохранить семью" или "вернуться к прежней жизни", или что-то подобное. А по сути просит "вернуть прежнюю игру, где он был Водящим". Но ситуация уже поменялась, и порой настолько кардинально, что водящими в ней уже стали другие.

Треугольник Карпмана можно прогнозировать, если к вам обращаются за помощью, но при этом, когда вы пытаетесь начать с подробного анализа ситуации и определения возможной степени вашего участия в ней (то есть не спешите очертя голову втягиваться туда в роли Спасителя) – на вас обижаются. И просят не самого по себе "совета и участия", а помощи в чем-то деструктивной и к тому же подразумевающей определенный сценарий вашего действия: "Не просто спасай меня, но, спасая, наказывай вон того. " То есть вас приглашают в треугольник не просто Спасителем, но "Спасителем наказующим, который в будущем должен оказаться Преследователем". Поэтому не торопитесь помогать кому-то, если от вас требуют совершенно определенной "узконаправленной" помощи: особенно связанной с тем, что вы должны напрямую повлиять на чье-то поведение.

Увы, треугольники Карпмана встречаются в нашем социуме довольно часто. Их много и в семейных отношениях (жена-муж-родитель жены (мужа) , бабушка-мама-дочь и дедушка-папа-сын, часто треугольником Карпмана становится и так называемый "любовный треугольник"), в отношениях рабочих (начальник – сотрудник – другой сотрудник или внешний консультант), в психотерапии и особенно в лечении зависимостей (пациент – родственник пациента – врач), и так далее, и тому подобное.

Давайте подробнее рассмотрим проявление треугольника Карпмана в зависимостях. Причем в самых разных, не только фармакологического характера.

В таком треугольнике основой становится не зависимость, а то, что сейчас многие коллеги называют "СОзависимостью" (хотя мне этот термин не очень нравится по своей сути – я об этом говорил в статье о Зависимостях и ниже еще скажу.)

Так вот, созависимый (будем уж хотя бы тут для краткости употреблять такой термин) чуть ли не сознательно формирует и поддерживает в отношениях с зависимым пресловутый треугольник Карпмана. В том числе и потому, что при таком раскладе у него лично есть возможность по своему выбору, "по желанию и настроению" бывать во всех трех его ролях:

— Жертвы (рассказывая остальным, как ему тяжело с зависимым, и собирая с этого купоны);

— Преследователя (когда Зависимый в очередной раз попадает в свою зависимость, а созависимый его за это пожурит, ему попеняет, а то и выплеснет на него свою агрессию – но не акцентируя на том, что сам же Созависимый ситуацию срыва подчас и провоцирует);

— и Спасителя, причем в самых разных формах. Это для него главная, основная, самая ценная роль: потому, что это по сути реализация его собственной "человеческой значимости", а то и смысл жизни.

Очень часто созависимые формируют у зависимых определенное чувство вины за их зависимость: чтобы спасаемый "не взбунтовался" по-настоящему, и чтобы роль Жертвы можно было играть только по настроению и только там, где за это дадут купоны, а не быть жертвой на самом деле, потому что это не входит в задачи созависимого.

Вот собственно еще почему мне не сильно нравится по сути термин "созависимый": потому что имеется в виду вроде как "подчиненность зависимости", зависимость преподносится как ведущая и определяемая вещь, а на деле-то "созависимый" манипулирует зависимым как хочет.

Причем даже если у зависимого сформируется желание бежать из этого треугольника и он поставит перед собой задачу "откупиться " – не так-то это просто. Ибо созависимый в треугольнике не просто создает чувство вины, а еще и поддерживает его постоянно. Игровая задача Спасителя-созависимого – не допустить "полного откупа" (отсюда столь часты фразы типа "Да я для тебя столько сделал(а), тебе всю жизнь не расплатиться!")

Причем когда зависимый откупается за "прошлые его деяния", Спаситель при этом "делает все новые и новые одолжения" – хотя и забывает спрашивать, нужны ли они "спасаемому". Но эти одолжения (точнее, сам их факт) нужны самому Спасителю, чтобы вновь и вновь поддерживать "чувство вины и долга", чтобы "полностью расплатиться" зависимому не удавалось никогда, и чтобы вырваться из этого треугольника у зависимого не было "моральных сил и морального права".

Многим созависимым выгоден миф о том, что подобного рода взаимоотношения, скрепленные треугольником Карпмана — есть "большая и правильная любовь". Повесив на явно деструктивные отношения сей "священный ярлык", они как бы оберегают их от "посягательств", — в том числе со стороны психотерапевта, вознамерившегося эту деструктивность вычислить и показать самому созависимому. Это как бы "защита на уровне предсознания". Ибо в этих отношениях созависимый вовсю манипулирует зависимым в своих интересах, но преподносит это как "высший акт самопожертвования": "Как же я его такого брошу!" И это при том, что подчас "бросить" того или иного зависимого, то бишь "дать ему право на самоопределение вплоть до отделения" — как раз и есть реальный путь к его спасению. Но созависимому, действующему в рамках треугольника Карпмана и, что существеннее, не желающему от этих рамок отказываться, осознание этого НЕВЫГОДНО.

Нередко подобного рода "правильная любовь", как ни грустно, становится чуть ли не единственным шансом "реализации" для женщины, которая не видит (или опять же, не хочет видеть, не хочет затрачивать на это дополнительных сил) для себя иной самореализации и иного "обретения смысла жизни". Плюс еще пресловутая двойная мораль нашего общества как бы продуцировала до недавнего времени связку "женщина терпящая есть хорошая и правильная женщина". И вот женщины, которым хочется "считаться хорошими и правильными", но просто так терпеть что-то, что им не нравится, тяжело (что понятно, живые же люди), и обустраивают для себя такие треугольники с зависимостями мужей или детей. В том числе затем, чтобы внешне их собственная жизнь выглядела как "необходимое для высокой оценки социума смирение, терпение и несение тяжкого груза", а на самом деле это была бы скрытая манипуляция "в свое удовольствие", выгодная прежде всего самой женщине опять же в целях ее самореализации, где по сути крайним оказывается зависимый.

И в таком случае даже если выход из подобного треугольника Карпмана у такой женщины-Созависимой перед глазами, все равно ей на бессознательном уровне выгоднее относиться к этой ситуации не как к проблеме, имеющей решение, а именно как к "несению креста" . Но когда кто-то из окружающего социума пытается построить на ее ситуации свой треугольник Карпмана с собой в роли Спасителя (когда "созависимая" играет на людях Жертву за купоны), то от такой дамы он получит только лишь различные варианты психологической игры "Да, но". Более того, в такую игру она не преминет поиграть и в кабинете психотерапевта, к которому может явиться "якобы решать проблему" по принципу "Я сделала для этого все, даже к психотерапевту пошла, но все равно эта проблема не решается".

Разумеется, в роли созависимого может выступать и мужчина, но в силу вышеназванных причин с женщинами это бывает чаще.

Кстати, речь идет вроде бы о треугольнике, но третьей вершины до сих пор как бы нет: идет речь о паре "Зависимый-Созависимый". Но роль третьей вершины в данном треугольнике может играть кто угодно: государство, милиция, начальник на работе, родственники, друзья, соседи, просто окружающие люди, тот же психотерапевт, нарколог и т.п. Причем многое зависит от того, какую роль в этом треугольнике на данный конкретный момент выберет себе в первую очередь сам созависимый.

Читайте также:  Bang that filthy milf

Применимо к семейной психотерапии — в треугольник Карпмана часто пытаются затянуть психотерапевта супруги, которые находятся в конфликте и не готовы пойти на компромисс для его решения. Причем каждый из супругов надеется занять позицию Жертвы, и таким образом получить возможность говорить другому "Если бы не ты. ". Кстати, обратите внимание: в подобных конфликтах с внутренним намерением построить треугольник Карпманакаждая из сторон стремится "найти виноватого", и не допускает того, что свою лепту в семейный разлад так или иначе могли внести оба.

Но для треугольника нужна третья сторона — и супруги обращаются к "третейскому судье": если не к другу или подруге, то к психотерапевту. Именно чтобы тот стал "Спасителем наказующим", необходимым для построениятреугольника Карпмана.

Чаще всего "за консультацией" обращается какая-то одна сторона: с заказом "повлиять на другую сторону, потому что он(а) неправильно себя ведет". Даже в довольно частом заказе "помогите сохранить семью" обычно звучит карпмановский подтекст "внушите моему мужу (жене), что так, как он(а) себя ведет сейчас – нехорошо, и пусть ведет себя так, как я скажу". Но когда такой заказчик слышит от психотерапевта, не желающего попадать втреугольник Карпмана, ответ "если у вас проблемы из-за поведения мужа(жены), давайте о ваших проблемах и будем говорить, а если проблемы у супруга — то пусть супруг и обращается сам, лично" — заказчик в лучшем случае озадачивается, а в худшем – обижается. Ибо получает откровенную фрустрацию: ожидания не оправдались, треугольник выстроить не удалось.

Иногда бывает сложнее: оба супруга просят "семейную консультацию", явно декларируя намерение "совместно решать проблемы", — однако каждый из них неосознанно ожидает, что именно ему удастся построить пресловутый треугольник с другим супругом в роли Преследователя (который во всех проблемах и виноват). И тогда получается, что они оба идут к психотерапевту с противоположными заказами: каждый хочет стать Жертвой, но Жертва может оказаться только одна (или совсем ни одной, если психотерапевт не станет строить такой треугольник). Поэтому обязательные предварительные собеседования с каждым из супругов по отдельности помогают психотерапевту еще и разобраться, не получится ли на предполагаемой консультации подобного пересечения заказов.

Как любая система с положительной обратной связью (то есть – действие вызывает еще более сильное действие, и так по кругу), треугольник Карпмана имеет тенденцию к усилению: причем к усилению деструктивного состояния, в котором Преследователь третирует Жертву все сильнее.

Иными словами, такой треугольник – психологическая игра, в которой два участника так или иначе сговариваются против третьего. Поэтому в этой модели постоянно кого-то бьют: психологически, а то подчас и физически. И каждый держится при этом за данную модель коммуникаций, чтобы в свою очередь, когда роли в очередной раз поменяются, иметь возможность тоже "побить" другого, как недавно побили его самого.

Внутренние ресурсы участников в таком треугольнике тратятся достаточно непродуктивно. В этой игре практически нет выигрыша: вернее, выигрыш там кажущийся, как в старой истории про двух ковбоев, каждый из которых поспорил с другим, что тот наестся отходов человеческой жизнедеятельности за пять долларов, а потом вышло, что оба наелись этих отходов бесплатно. Только в треугольнике Карпмана так "наедаются" в итоге все трое.

Еще в этом треугольнике постоянно нарастает внутренне напряжение: что неудивительно, если там всегда кого-то "бьют". И когда напряжение достигает своего предела – происходит своего рода взрыв, и система разрушается спонтанно. Причем с достаточно тяжелыми последствиями для всех участников. Безусловно, у кого-то из них даже после взрыва может возникнуть стимул образовывать новый треугольник, но как минимум не всегда есть для этого силы.

Деструктивность карпмановской модели общения поначалу, разумеется, не видна, — еще и потому попасть туда легко: а вот выйти бывает чрезвычайно трудно. Суть психотерапии в случае работы с тем или иным треугольником Карпмана – помочь кому-то одному разомкнуть этот замкнутый контур: учитывая то, что практически для всех участников игра в треугольник, как говорилось выше, имеет условную приятность. А любая ломкапсихологической игры, даже ощутимо деструктивной, всегда болезненна. И здесь важно, чтобы клиент понимал, какую выгоду он получит, выйдя из данного треугольника: выгоду освобождения от созависимости, от бессмысленного хождения по кругу, от периодических "психологических избиений". Выгоду самостоятельно строить свою жизнь, не оглядываясь на других участников игры. Если такую выгоду человек способен воспринять как нечто ценное и значимое для себя – ему выходить из треугольника будет легче.

И я как психотерапевт консультативного направления могу посодействовать в подобных случаях только тому, кто сам ко мне обратится за содействием, и при этом сам будет готов активно работать вместе со мной над изменением своей жизненной ситуации. Только тогда, освободившись от деструктивной модели общения, он сможет стать независимой личностью, обрести возможность строить свою жизнь для себя по своим критериям и управлять ею самостоятельно: разумеется, если для него это все важно, ценно и значимо.

Иными словами, цена выхода из такого треугольника Кармпана – это готовность взять решение своих проблем и ответственность за эти решения на себя: даже если сам выход осуществлять с помощью психотерапевта.

Автор статьи врач-психотерапевт, психоаналитик Николай Нарицын.

Александр Вакуров в своей статье пытается расширить и углубить представления о ролях в классическом магическом треугольнике отношений (его ещё иногда называют треугольником власти) – треугольнике Карпмана “Агрессор – Жертва – Спаситель”.

Существует треугольник отношений – так называемый Треугольник Карпмана, состоящий из трёх вершин:

Этот треугольник ещё называют магическим, так как стоит в него попасть, так его роли начинают диктовать участникам выборы, реакции, чувства, восприятие, последовательность ходов и так далее. А самое главное – участники свободно “плавают” в этом треугольнике по ролям. Жертва очень быстро превращается в Преследователя (Агрессора) для бывшего Спасителя, а Спаситель – очень быстро становится Жертвой бывшей Жертвы.

Например, есть некто, страдающий от чего-то или кого-то (эти “что-то” или “кто-то” и является Агрессором). А страдалец (страдалица) – это типа, Жертва. Жертва быстро находит Спасителя (или спасителей), который (по разным причинам) старается (вернее, пытается) помочь Жертве. Всё бы ничего, но Треугольник-то магический, и Жертве совершенно не нужно избавление от Агрессора, а Спасителю – не нужно, чтобы Жертва прекратила быть жертвой. Иначе он ей будет не нужен. Какой же Спаситель без жертвы? Жертва “излечится”, “избавится”, кого же спасать то? Получается, что и Спаситель, и Жертва заинтересованы (неосознанно, конечно) в том, чтобы фактически всё оставалось по прежнему. Жертва должна страдать, а Спаситель должен помогать.

Ну и что? – спросите вы. Все же довольны! Как бы не так! На этом треугольник не останавливается. Жертве становится мало того, что она получает. Она начинает всё больше и больше требовать и оттягивать внимания и энергии Спасителя. Спаситель старается (на сознательном уровне), но у него ничего не получается. Конечно, он же на бессознательном уровне не заинтересован помочь ОКОНЧАТЕЛЬНО, он же не дурак, лишиться такого вкусного процесса! У него не получается, его состояние и самооценка (самоуважение) снижаются, ему становится плохо, а Жертва продолжает ждать и требовать внимания и помощи.

Постепенно и незаметно Спаситель становится Жертвой, а бывшая Жертва становится Преследователем (Агрессором) для своего бывшего Спасителя. И чем больше Спаситель вкладывал в того, кого он спасал, тем, по большому счёту, он становится больше ей должен. Ожидания растут, и он ОБЯЗАН их реализовывать. Бывшая жертва всё больше недовольна “не оправдавшим её ожиданий” Спасителем. Она всё больше и больше путает, кто же на самом деле является агрессором. Для неё уже бывший Спаситель виноват в её бедах. Как-то незаметно происходит переход, и уже почти осознанно она недовольна бывшим благодетелем, и уже его обвиняет чуть ли не больше, чем того (то), кого раньше считала своим Агрессором.

Бывший спаситель становится для бывшей Жертвы обманщиком и новым Агрессором, а бывшая Жертва устраивает настоящую охоту за бывшим Спасителем. Но это ещё не всё. Бывший кумир повержен и ниспровергнут.

Жертва ищет новых Спасителей, ведь у неё количество Агрессоров возросло – бывший Спаситель не оправдал ожиданий, по большому счёту, обманул её, и должен быть наказан. Бывший же Спаситель, являясь уже Жертвой своей бывшей Жертвы, измотанный в попытках (нет, не помочь, его сейчас волнует лишь одно – суметь спастись от “жертвы”) – начинает (уже как истинная жертва) искать других спасителей – и для себя, и для своей бывшей Жертвы. К стати говоря, это могут быть разные Спасители – для бывшего спасителя и бывшей жертвы.

Круг расширяется. Почему треугольник и называется магическим, что:

1. Каждый участник бывает во всех его углах (играет все положеные в треугольнике роли);
2. Треугольник устроен так, что вовлекает всё новых и новых членов оргии.

Бывший Спаситель, использованный, выбрасывается, он истощён, и уже не может быть полезен Жертве, и Жертва пускается в поиски и в погоню за новыми Спасителями (будущими её жертвами).

С точки зрения Агрессора тут тоже интересные штуки. Агрессор (настоящий агрессор, тот, кто и считает себя агрессором, преследователем) как правило, не знает о том, что Жертва на самом деле не жертва. Что она не на самом деле беззащитна, просто ей нужна данная роль.

Жертва же очень быстро находит Спасителей, которые “внезапно” появляются на пути “Агрессора”, и тот очень быстро становится уже их Жертвой, а Спасители превращаются в Преследователей бывшего Агрессора. Это великолепно описал Эрик Берн на примере сказки про Красную Шапочку.

Шапочка – “Жертва”, волк – “Агрессор”, охотники – “Спасители”. Но сказка заканчивается вспоротым брюхом волка.

Алкоголик – жертва Алкоголя. Его жена – Спаситель. С другой стороны Алкоголик – Агрессор для жены, и она ищет спасителя – нарколога или психотерапевта. С третьей стороны, для алкоголика жена – Агрессор, а его Спасителем от жены является алкоголь. Врач быстро из Спасителя превращается в Жертву, так как обещал Спасти и жену и алкоголика, и даже брал за это деньги, а жена алкоголика становится его Преследователем. А жена ищет нового Спасителя. И к стати, жена обретает нового обидчика (Агрессора)в лице врача, ведь он обидел и обманул её, и не выполнил своих обещаний, взяв деньги. Поэтому жена может начать Преследования бывшего Спасителя (врача), а ныне Агрессора, находя новых Спасителей в виде:

1. СМИ, судебных органов
2. Подружек, с которыми можно перемывать косточки уже и врачу (“Ох уж эти врачи!”)
3. Нового врача, который вместе с женой осуждает “некомпетентность” предыдущего врача.

Ниже представлены признаки, по которым можно себя узнать, когда вы оказываетесь в треугольнике.

Читайте также:  Не чувствую ноги ниже колен

Чувства, которые испытывают участники событий:

Жертва:

Чувство беспомощности, беспросветности, принуждения и причинения, безвыходности, бессилия, никчёмности, никому не нужности, собственной неправильности, запутанности, неясности, растерянности, частой неправоты, собственной слабости и немощности в ситуации, обиды, страха, жалость к себе

Спаситель:

Чувство жалости, желания помочь, собственного превосходства над жертвой (над тем, кому хочет помочь), большую компетентность, большую силу, ум, больший доступ к ресурсам, “он больше знает про то, как нужно действовать”, снисхождения к тому, кому хочет помочь
чувство приятного всесилия и всемогущества по отношению к конкретной ситуации, уверенность, что может помочь, убеждённость, что он знает (или как минимум, может узнать), как именно это можно сделать, невозможность отказать (неудобно отказать в помощи, или бросить человека без помощи), сострадание, острое щемящее чувство сопереживания (обратите внимание, это очень важный пункт: Спаситель ассоциируется с Жертвой! А значит, никак и никогда не сможет ей истинно помочь!), ответственность ЗА другого

Агрессор

Чувство собственной правоты, благородного возмущения и праведного гнева, желание наказать нарушителя, желание восстановить, справедливость, оскорблённое самолюбие, убеждённость, что только он знает, как правильно, раздражение на жертву и тем более на спасителей, которых воспринимает, как мешающий фактор (спасители ошибаются, ведь только он знает, как нужно прямо сейчас поступить!), азарт охоты, азарт погони

Жертва – страдает
Спаситель – спасает и приходит на помощь и выручку
Агрессор наказывает, преследует, учит (проучивает)

Если вы оказались в этом “магическом” треугольнике, то знайте, что Вам придётся побывать во всех “углах” этого треугольника, и перепробывать все его Роли. События в треугольнике могут происходить сколь угодно долго – вне зависимости от сознательных желаний их участников. Жена алкоголика не желает страдать, алкоголик не желает быть алкоголиком, а врач не желает обманывать семью алкоголика. Но всё определяется результатом. Пока хоть кто-нибудь не выскочит из этого проклятого треугольника, игра может продолжаться сколь угодно долго.

Как выскакивать

Самое главное – понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник. Какой из углов треугольника был для Вас входом в него. Обычно в руководствах дают следующий совет: инверсировать роли. То есть, заменить роли на другие:

Агрессор должен стать для Вас Учителем. Фраза, которую я говорю своим ученикам: “Наши враги, и те, кто нам “мешают”, являются нашими лучшими тренерами и учителями)

Спаситель – Помощником или максимум – Проводником (можно – тренером, как в фитнесс-клубе: вы делаете, а тренер тренирует)

А Жертва – Учеником.

Это очень хорошие советы.

Если Вы поймали себя на роли Жертвы – начните учиться. Если Вы поймали себя на роли Спасителя – бросьте глупые мысли о том, что тот, “кто нуждается в помощи” немощен и слаб. Принимая его такие мысли, Вы делаете ему медвежью услугу. Вы делаете что-то ЗА него. Вы мешаете ему научиться самостоятельно чему-то важному для него.

Нельзя делать ничего за другого человека. Ваше желание помочь – искус, жертва является Вашим искусителем, и Вы, фактически, являетесь искусителем и провокатором для того, кому стремитесь помочь. Дайте человеку делать самому. Пусть он ошибается, но это будут ЕГО ошибки. И он не сможет Вас обвинить в этом, когда попытается перебраться в роль Вашего Преследователя.

Человек должен пройти свой путь сам.

Великий психотерапевт Александр Ефимович Алексейчик говорит: “Помочь можно только тому, кто что-то делает.”

И продолжал, обращаясь к тому, кто был в этот момент в беспомощности: “Что Вы делаете, для того, чтобы он (тот, кто помогает) мог Вам помочь?”

Великолепные слова!

Для того, чтобы тебе помогли, ты должен что-то делать. Помогать можно лишь в том, что делают. Не делаешь – тебе нельзя помочь. Что делаешь – в том тебе и возможна помощь. Если ты лежишь, тебе можно лишь помочь лежать. Если стоишь – тебе можно лишь помочь стоять. Невозможно помочь встать человеку, который лежит. Невозможно помочь встать человеку, который и не думает вставать. Невозможно помочь встать человеку, который только думает встать. Невозможно помочь встать человеку, который только хочет встать. Помочь встать можно человеку, который встаёт. Помочь найти можно лишь человеку, который ищет. Помочь идти можно лишь тому, кто идёт.

Что эта девушка ДЕЛАЕТ из того, в чём Вы ей пытаетесь помочь? Не пытаетесь ли Вы ей помочь в том, чего она не делает? Не ожидает ли она от Вас действий в том, чего она сама не делает? Так нужно ли ей на самом деле то, чего она от Вас ожидает, если она сама не делает этого?

Помочь встать можно лишь человеку, который встаёт. “Встаёт” – это прикладывает усилия к тому, чтобы встать. Эти усилия и конкретные и однозначные действия наблюдаемы, они имеют конкретные и неразночитаемые признаки. Их легко узнать и опознать именно за признаки того, что человек старается встать.

И ещё нечто очень, на мой взгляд важное.

Человеку можно помочь встать, но если он не готов стоять (не готов, что Вы уберёте поддержку), он снова упадёт, и падать ему будет во много раз больнее, чем если бы он продолжал лежать. Что человек будет делать после того, как окажется в вертикальном положении? Что человек собирается делать после этого? Что он собирается делать с этим? Зачем ему нужно встать?

Как выскакивать

Самое главное – понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник. Какой из углов треугольника был для Вас входом в него. Это очень важно, и это не описано в руководствах.

Точки входа

У каждого из нас есть привычные, или излюбленные Роли-входы в подобные магические треугольники. И часто в разных контекстах у каждого входы свои. У человека на работе может быть излюбленным входом в треугольник – Роль Агрессора (ну любит он восстанавливать справедливость или наказывать дураков!), а дома, например, типичный и излюбленный вход – это Роль Спасителя.

“Манки”

И каждому из нас стоит знать “точки слабости” своей личности, которые попросту заставляют нас входить в эти наши излюбленные Роли. Необходимо изучать внешние манки, которые заманивают нас туда. У одних это чья-то беда или “беспомощность”, или запрос о помощи, или восхищённый взгляд/голос:

“О, великий!”
“Только ты можешь мне помочь!”
“Я без тебя пропаду!”

Вы, конечно, узнали Спасителя в белых одеждах.

У других это чья-то ошибка, глупость, несправедливость, некорректность или нечестность. И они отважно бросаются восстанавлявать справедливость и гармонию, попадая в треугольник на роли Агрессора.

У третьих это может быть сигнал от окружающей реальности, что ты ей не нужен, или она опасна, или она агрессивна, или она бессердечна (равнодушна к тебе, твоим желаниям или бедам), или она бедна ресурсами именно для тебя, именно в данный момент. Это любители побыть Жертвами.

У каждого из нас есть свой манок, заманивание которого нам очень трудно выдержать. Мы становимся как зомби, проявляя бессердечие и глупость, рвение и безрассудство, попадая в беспомощность и чувствуя свою правоту, либо никчёмность.

Начало перехода из роли Спасителя в роль Жертвы – чувство вины, чувство беспомощности, ощущение вынужденности и обязательности помогать и невозможности собственного отказа (“Я обязан помочь!”, “Я не имею права не оказать помощь!”, “Что обо мне подумают, как я буду выглядеть, если откажусь помочь?”).

Начало перехода из роли Спасителя в роль Преследователя – желание наказать “плохого”, желание восстановить справедливость, направленную не на тебя, чувство абсолютной собственной правоты и благородного праведного возмущения.

Начало перехода из роли Жертвы в роль Агрессора (преследователя) – чувство обиды и несправедливости, творимой по отношению к тебе лично.

Начало перехода из Роли Жертвы в роль Спасителя – желание помочь, жалость к бывшему Агрессору или Спасителю.

Начало перехода из роли Агрессора в роль Жертвы – внезапное (либо растущее) чувство беспомощности и растерянность.

Начало перехода из роли Агрессора в роль Спасителя – чувство вины, чувство ответственности ЗА другого человека.

На самом деле:

Спасителю ОЧЕНЬ приятно помогать и спасать, приятно выделяться “в белых одеждах” среди других людей, особенно перед жертвой. Нарциссизм, самолюбование.

Жертве очень приятно страдать (“как в кино”) и быть спасаемой (принимать помощь), испытывать жалость к себе, зарабатывая страданиями будущее неконкретное “счастье”. Мазохизм.

Агрессору – очень приятно быть воителем, наказывать и восстанавливать справедливость, быть носителем стандартов и правил, которые он вменяет другим, очень приятно пребывать в сверкающих доспехах с огненным мечом, приятно чувствовать свою силу, непобедимость и правоту. По большому счёту, чужая ошибка и неправота для него – это легитимный (законный и “безопасный”) повод (разрешение, право) совершать насилие и безнаказанно причинить другому боль. Садизм.

Спаситель знает, как можно…

Агрессор знает, что так нельзя…

Жертва хочет, но не может, но чаще уже ничего и не хочет, потому что всё достало…

И ещё интересный способ диагностики. Диагностика по чувствам наблюдателей/слушателей

Чувства наблюдателей могут подсказать, какую роль играет человек, рассказывающий Вам или делящийся с Вами проблемой.

Когда читаешь (слушаешь) Спасителя (или наблюдаешь за ним) – сердце наполняется гордостью за него. Или – смехом, до чего ж дурак себя довёл своим желанием другим помогать. Когда читаешь тексты, написанные Агрессором – благородное возмущение охватывает – либо к тем, о ком Агрессор пишет, либо – к самому Агрессору. А когда читаешь тексты написанные Жертвой или слушаешь Жертву – охватывает острая душевная боль ЗА ЖЕРТВУ , острая жалость, желание помочь, мощнейшее сострадание.

И не стоит забывать

Нет ни Спасителей, ни Жертв, ни Агрессоров. Есть живые люди, которые могут играть различные роли. И каждый человек попадает в ловушку разных ролей, и бывает во всех вершинах этого заколдованного треугольника, но всё-таки, каждый человек имеет некоторые склонности к той или иной вершине, склонности задерживаться на той или иной вершине.И важно помнить, что точка входа в треугольник (то есть, то, что вовлекло человека в патологические отношения) – чаще всего бывает и точкой, на которой человек задерживается, и ради которой и “влетал” в этот треугольник. Но не всегда это так.

Кроме того стоит помнить, что не всегда человек занимает именно ту “вершину”, на которую жалуется.

“Жертва” может быть Агрессором (Охотником).
“Спаситель” может на самом деле играть, трагически и насмерть играть роль Жертвы или Агрессора.

В этих патологических отношениях, как в знаменитой Кэрроловской “Алисе…” всё настолько запутано, перевёрнуто и лживо, что В КАЖДОМ СЛУЧАЕ требуется достаточно внимательное наблюдение за всеми участниками этого “треугольного хоровода”, и в том числе и за собою тоже – даже если Вы не участвуете в этом треугольнике.

Сила магии этого треугольника такова, что любого наблюдателя или слушателя – начинает втягивать в этот бермудский треугольник патологических отношений и ролей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector